«

»

Распечатать Запись

Почти двести тысяч карманных календариков собрал киевлянин Борис Запорожченко

Киевский собиратель календариков готов на любые ухищрения ради ценного экземпляра. «Филотаймия — это любовь ко времени. А значит, я собираю время», — считает коллекционер.

«Сыну хобби надоело. А я втянулся»

ZaporozhchenkoУ Бориса Михайловича два высших образования, по специальности он радиотехник и математик. Филотаймией увлекся, когда сын Петя пошел в первый класс. Родители ежедневно давали школьнику 40 копеек на обед. Однако дома заметили, что после уроков мальчик приходит голодный — уплетает еду за обе щеки. Мама с папой заподозрили неладное. И сын раскололся: показал множество разных карманных календарей, которые на выделенные деньги покупал у одноклассников. Объяснил, что не хотел от них отставать — календарики тогда, в 1986 году, собирал весь класс.

— Я в то время работал на радиозаводе, — вспоминает Борис Михайлович. — У нас выпустили карманные календари с рекламой телевизора «Славутич». Принес 50 штук домой, мы их обменяли у Петиных одноклассников на другие и начали группировать по темам. Самое интересное, выяснилось, что у нас на работе многие увлекались филотаймией. Просто не знали, как это хобби называется, да и стеснялись признаваться в таком необычном пристрастии: вроде бы не солидно, особенно для мужчин. В Пушкинском парке появилась своя тусовка, куда я наведывался. Там, кстати, впервые увидел календарики с обнаженной натурой. Их привозили из Венгрии. За сбыт и приобретение таких «шедевров» можно было схлопотать тогда три года. Меня же интересовали все темы — и животные, и авиация — без исключения. Я завязал знакомства, коллекция разрасталась. Правда, вскоре сыну это увлечение надоело. А я втянулся.

Тогда Борис Запорожченко узнал, что лучшими считаются японские календарики.

— Очевидно, любовь к прекрасному прививается японцам с младых ногтей, — говорит коллекционер. — Нынче в рейтинге после японских идут российские, они лишь немного уступают в дизайне. Популярна филотаймия в Польше, Испании. К слову, на многих испанских календарях принято писать адрес коллекционера. А вот в Америке маленькие календари почти не издают, у них это не принято.

Особо почитаются пластиковые календари, на фольге. Их еще в советские времена штамповал «Внешторг».

Если финучреждение «лопнуло», календарик ценится дороже

Нынче собрание Запорожченко насчитывает 172 тысячи 300 карманных календарей.

Много это или мало? Для сравнения: самая большая коллекция находится у одного китайца — 600 тысяч штук, на втором месте россиянин, у него 500 тысяч календариков. Борис Михайлович считает, что его коллекция в Украине — вторая по величине.

— Представляете, аура скольких человек собрана у меня дома! Я не знаю, хорошо это или плохо.

Весь скарб хранится в ста альбомах, каждый из которых весит не менее семи килограммов. Альбомы, кстати, Борис Запорожченко не покупает — изготавливает собственноручно. Сначала он систематизирует календари по годам, затем по темам. У него есть указатели, что где лежит, тетрадь с расшифровкой. В первую очередь в альбомы помещает вертикальные календари, потом горизонтальные, далее нестандартные. Вся коллекция — это 68 тем: туризм, искусство, еда, страховка, банки, мебель, бизнес, животные, растения, женщины…

Спрашиваю, есть ли у Бориса Михайловича любимые темы?

— Пожалуй, реклама прессы, — не задумываясь, отвечает коллекционер. — Тут можно многое узнать, к тому же представлены весьма разнообразные формы рекламного искусства. Это гораздо интереснее, чем кошек «штамповать», при всей моей любви к братьям нашим меньшим. Самолеты разной конструкции интересны… Хотя, признаюсь, особой привязанности к определенной теме у меня нет. Ну а самой крутой среди филотаймистов считается тема банков. За один подобный образец можно выменять два–три обычных. А если финучреждение «лопнуло», календарик ценится дороже. Впрочем, не каждый банк выпускает такую продукцию.

— А что это за тема такая «Женщины», и кто попадает в число счастливиц? — полюбопытствовала я.

Оказалось, представительницам слабого пола посвящен целый альбом. Но среди них нет политиков, артисток, дам легкого поведения… Просто лучшая половина человечества на календарях рекламирует все что угодно: и водку, и железные сетки, и национальные костюмы.

— Я убедился, что красоты на подобных календариках как раз и мало, — говорит Борис Михайлович.

«Сначала она меня приняла за бандита»

Сейчас у Бориса Запорожченко налажена связь с двенадцатью коллекционерами из Украины, России и Польши. Каждый месяц его собрание пополняется несколькими сотнями календариков. Сам он, конечно, тоже ходит по городу в поисках «добычи». Заглядывает в рекламные агентства, издательства. Встречают его по-разному. Как-то пришел в страховое агентство и в шутку спросил, а не страхуют ли они бороду. Ответили, что такого случая не припомнят. Тогда попросил показать, а какими календариками они агитируют население страховаться. Так возникла тема «Страховка». Однажды увидел календарь, которого не хватало в серии о цветах, в кошельке пассажирки троллейбуса.

— Как я обрадовался! Сначала она меня приняла за бандита. Потом любезно календарь подарила, — вспоминает Запорожченко.

Интересуюсь, не надоело ли ему это хобби за 25 лет?

— Во-первых, я непременно должен быть лидером. Во-вторых, я завязан обязательствами с другими людьми. Вот, смотрите, — показывает, — около трех тысяч новых календариков нужно разложить, они ждут своей ячейки.

«Вы очень похожи на моего прадеда — Льва Толстого»

Во внешности Бориса Михайловича есть примечательная деталь — длинная борода. Не раз ему говорили о сходстве со Львом Толстым, Менделеевым и Солженицыным. Один малыш как-то увидел коллекционера на улице и воскликнул: «Мама, смотри, это бог!».

— Однажды я на Андреевском спуске помогал другу-художнику продавать картины, — рассказывает Борис Михайлович. — Ко мне подошел итальянец, купил картину, а потом, вижу, возвращается обратно. Решил, что он передумал. И тут от него слышу: «Вы очень похожи на моего прадеда Льва Толстого». Оказалось, действительно, бабушка иностранца — любимая дочь писателя Татьяна Сухотина-Толстая, потомки которой живут в Риме.

Когда Луиджи Альбертини узнал, что Борис Михайлович занимается филотаймией, сфотографировал его и предложил одному из издательств запечатлеть это фото на карманном календарике.

Источник: Лариса ГУТОРОВА

Постоянная ссылка на это сообщение: http://filotaimist.ru/pochti-dvesti-tysyach-karmannyx-kalendarikov-sobral-kievlyanin-boris-zaporozhchenko/

Яндекс.Метрика