«

»

Распечатать Запись

Календари во дворце Воронцовых

Дмитрий Одинцов

Здесь господствуют дух познания и тишина. Здесь проживают книги мемориальной библиотеки Воронцовского дворца.
Они стоят на открытых, украшенных резьбой дубовых стеллажах, по двенадцать рядов, занимают все пространство стен до самого потолка.

Образцы высокоблагородных календарей – обязательный атрибут аристократических книжных собраний старобытной России.

На почетное место помещен “Новороссийский календарь на 1873 год, издаваемый от канцелярии Новороссийского генерал-губернатора в Одессе”. Полон всякой всячины этот 280-страничный календарь-справочник. Открывается он традиционно – календарно-астрономическим разделом: месяцесловами для различный конфессий и реестром “подвижных” праздников (среди прочих – табель-календарь иудеев-караимов). Далее следуют верноподданейший раздел “Императорский дом” и губернский “Адрес-календарь” с массой разнообразнейших сведений об администрации и ведомствах края.

Весьма любопытен перечень “Хронологическое показание достопримечательных событий отечественной истории”, который начинается 635-м годом от Рождества Христова и заканчивается 1872-м. Приведем выборку оригинальных цитат:
“1823. Граф М. С. Воронцов назначен генерал-губернатором Новороссийского края”.
“1838. Учрежден ялтинский уезд в Таврической губернии в горной части Крыма”.
“1847. Учреждено пароходное сообщение Одессы с Херсоном и с Редут-Кале через Ялту”.
“1856. Скончался (6 ноября) светлейший князь Михаил Семенович Воронцов”.

Замечателен тот факт, что князь самолично патронировал выход в свет вышеозначенной календарной серии. Вот как об оном было напечатано в посмертном “Очерке заслуг, сделанных наукам светлейшим князем М. С. Воронцовым”:

“…Во всех образованных государствах календари составляют необходимую житейскую, обыденную потребность, неизменную настольную книгу. Эту роскошь знания князь прочно привил к Новороссийскому краю и разноплеменному Кавказу. Неоднократных настойчивых ходатайств стоило князю получить согласие Академии наук на издание в Одессе “Новороссийского календаря” [исключительной привилегией на выпуск календарей с 1726 года и де-юре до 1866 года владела императорская АН в Петербурге. – Прим. автора]. В 1832 году календарь под редакцией г-на Морозова является сначала маленькой книжкой, но затем ежегодно растет числом и объемом статей. Князь Михаил Семенович первый год сам руководил редактором в выборе статей… Наука приобрела богатый запас исторических, географических и других материалов, собранных на самих местах просвещенными и любознательными людьми…”

В фондах мемориальной библиотеки Воронцовых-Дашковых бережно сохраняется полдесятка “Русских календарей Суворина” 1870-х-1910-х годов. Каждый календарище этого ряда представляет собой увесистый том на пятьсот-семьсот страниц, пять вершков в высоту (около 21 сантиметра), обряженный в коленкоровый переплет.

Русский календарь Суворина

Слава календарей издательского дома А. С. Суворина прокатилась по просторам российским размашисто и мощно. Личность же самого Александра Сергеевича заслуживает особого рассказа.

Известный как владелец столичной газеты, собственной типографии и контрагентства, календарофабрикант Суворин дебютировал на издательском поприще именно выпуском “Русского календаря” в 1872 году. Владел сетью книжных магазинов в главных губернских городах, монополией на продажу печатной продукции на всех железнодорожных станциях Российской империи. Кроме того, был страстным коллекционером: собирал редкие книги и гравюры, составил каталог своего богатейшего собрания.

Главы, графы, сводки, пифирь – содержимое универсальных суворинских календарей Алупкинской дворцовой библиотеки. Пестрая смесь текстов: о государстве, коммерции, хозяйстве, медицине, транспорте, военном деле – не будем утомляться перечислением.

“А ведь это они – “КАЛЕНДАРИ ГОСПОДИНА СУВОРИНА” – действующие лица
сказки-притчи Владимира Галактионовича КОРОЛЕНКО “Стой, Солнце, и не движись, Луна” (1899).

В некотором царстве, за тридевять земель, во граде Востоке, управлял спесивый воевода-наместник. И боялся сей календарофоб прихода нового Времени, когда его наместничеству конец наступит. Звездочет – прорицатель предрек упразднение воеводской власти, как только подойдет календарная весна. И тогда правитель-календаропогубитель принял свои меры:

“КАЛЕНДАРИ отнять, и которые куплены ранее, тем произвести тщательный розыск и народу объявить: нынешний раз никакого им Нового года не будет, чтобы и не ждали.
Крамольники образовали тайные общества и, собираясь под кровом темных ночей, стали промеж себя читать КАЛЕНДАРЬ ГОСПОДИНА СУВОРИНА и предаваться превратным толкованиям.”

Местного календароторговца обыскали и заточили. И тогда забунтовали людишки. На шесты “листки от КАЛЕНДАРЕЙ навесили, носят по городу и все кричат: – Весна пришла!”

Делать нечего. Не остерегся календарный супостат воевать с Солнцем негасимым и с Времeнем вечным. Пришлось запрет на календари – отменить, да прочь из города бежать…

Глубокомысленной аллюзией библейского мифа об Иисусе Навине, приостановившем бег светил небесных, в короленковском контексте символически смотрится повторяющаяся на обложках “Русских Календарей” выразительная графическая картина. Над сельским пейзажем – образ восходящего солнца. В центре диска – цифра календарного года. Литеры наименования “Русский календарь” – окружностью шрифтового нимба, подобием ореола солнечных лучей. Внизу – бородатый, обутый в лапоточки крестьянин, а в ногах у него сидит мальчик с тучным снопом колосьев – символом достатка и благодати насущной.

Календарные вещицы – лишь малая толика от десяти тысяч произведений печати мемориальной библиотеки Алупкинского дворца. Кто побывал в Воронцовской библиотеке за полтора века? В этом храме книг витает аура былых владельцев и визитеров, способная материализовать пылкую фантазию календаромана. В романтическом антураже представляются российские аристократы от политики с календарем в холодных холеных перстах. А возле этого стеллажа, может быть, когда-то стоял простой крестьянин-экскурсант, почесывая бороду и дивясь роскоши раззолоченных фолиантов, вспоминал колхозные будни и дележ трудодней. А не здесь ли сэр Уинстон Черчилль отдыхал от полемики со Сталиным, утопал в дыму тлевшей сигары и перелистывал страницы старого календаря, размышляя о быстротечности времени? Кто знает, как оно на самом деле было?..

Журнал «Недвижимость Ялты. Бизнес. Отдых» Номер 9 (28) / Ноябрь 2007

(публикуется с разрешения автора статьи и редакции журнала)

Постоянная ссылка на это сообщение: http://filotaimist.ru/kalendari-vo-dvorce-voroncovyx/