«

»

Распечатать Запись

История карманных календарей ЛФОП3-ЛКЦП

Дрейшпуль Виктор Моисеевич

То, что я хочу рассказать, не плод больной фантазии, а дела давно минувших дней. Время идёт, и всё меньше тех, кто что-либо знает о начале карманной календаристики в Советском Союзе.

Я родился в 1943 году. В 1959-63 гг. жил с матерью на Метростроевской ул. (ныне Остоженка), учился в пищевом техникуме, расположенном вблизи Останкинской телебашни, на ул. Кашенкин Луг. Доехать до него можно было двумя путями: либо от ст. м. Кропоткинская до ст. м. Проспект Мира, ещё одна пересадка до ст. м. ВДНХ, затем на троллейбусе № 9 до техникума, либо от Кропоткинской до Проспекта Маркса (Охотный Ряд), выйти на улицу к гостинице Москва, дойти до Исторического музея, повернуть налево к сдвоенному вестибюлю ст. м. Площадь Революции и Площадь Свердлова и занять позицию у конечной остановки того же номера троллейбуса. Этот троллейбус шёл от Лубянки мимо Колонного зала, поворачивал на Манежную площадь, подходил к Исторического музею, ненадолго останавливался и подруливал к конечной остановке. Описанная мной концовка маршрута была хорошо видна, и можно было подойти к газетным киоскам и поглазеть на витрины. Я предпочитал второй вариант. Можно было забраться куда-нибудь подальше и доспать. Занятия начинались в 8-00, и добираться до учёбы даже при том, что пробок тогда не было в помине, требовалось полтора часа.

Конец октября 1960 года. Напротив остановки, на гостинице Москва висел огромный плакат в честь Великого Октября. Троллейбуса всё не было, я подошёл к одному из киосков, и увидел на прилавке какие-то маленькие прямоугольники с неизвестными мне рисунками. На мой вопрос киоскёрша ответила, что это календари на 1961 год, их было 3 разных вида. Я посчитал свои копейки и купил. В техникуме сдуру похвалился, и девчонки тут же их отняли. На следующий день я купил снова, но уже, несмотря на приставания, никому ничего не показал. Дома я положил приобретение в коробку из-под печенья. Так, 3 календарика размером приблизительно 6х9 см стали началом моего участия в новом виде коллекционирования, которое впоследствии грамотные специалисты-коллекционеры нарекли календаристикой. Шли месяцы, и только в конце 1961 года вновь в том же киоске появились календарики того же типа, но в большем количестве видов. Я к тому времени накопил немного денежек и купил все виды по 2 экз. (про запас). Одновременно, у соседа по коммуналке узнал, что это виды Ленинграда, а сзади на всех календарях значилось: «3-я Ленинградская фабрика офсетной печати». Мог ли я предположить в свои 18 лет, что календари 1961 года с Адмиралтейством, аркой здания бывшего Главного штаба и фрагментом решётки Летнего сада станут первыми серийными карманными календарями СССР?

Коробка год от года полнилась. Я окончил техникум, но каждый год приезжал на знакомое место, где мне уже просто оставляли эти календари. Потом было много всякого и разного. Коробок становилось всё больше и больше. Но начать разбираться с ними я смог только после участия в охране Московской Олимпиады 1980 года, получив несколько дней отгулов. Сын с бабушкой отдыхали в моём ведомственном пансионате. Но процесс разборки мало что дал. Я разложил календари по темам, но что делать дальше – не знал. Так и лежали календари в коробках ещё несколько лет. В те годы я часто ездил в командировки по стране и отовсюду привозил календари себе и знакомым.

У нас в Ясеневе, куда мы семьёй переехали в 1977 году, в одном из домов был встроенный магазин Союзпечати. Я привозил продавщице календари для её сына. В середине 80-х я приехал из очередной командировки, зашёл с календарями в магазин и увидел немолодого человека, беседовавшего с моей знакомой продавщицей. Когда я протянул той пакетик с календарями, у мужчины загорелись глаза. Оказалось, что он тоже календарист. Мы познакомились и дружили 20 лет до его смерти. Это был замечательный во всех отношениях человек, человек не просто с большой, а с невероятно большой буквы. Звали его – Анатолий Владимирович Павлей. Он был председателем Московского городского клуба
календаристов. Он-то и привёл меня в этот клуб, где я познакомился с коллекционерами, увидел, как систематизируются различные темы, в том числе моя любимейшая – «Ленинград». Эта тема разбивалась на 3 направления: «графика», «офсет» и «силуэты».

Я в те годы был собирателем малограмотным, особыми знаниями не обладал, но благодаря Павлею, за пару лет общения (тем более, что жили мы почти что рядом) я из первоклашки стал дипломированным специалистом, учитывая, что у меня в то время были обширные производственные и дружеские связи с полиграфистами и филателистами, и их объяснения и наставления я выслушивал, затаив дыхание, и заучивал, как прилежный ученик. А, благодаря привезённому из Ленинграда каталогу, мы с Павлеем составили свой, включив туда и календари из наших коллекций, почему-то не попавшие в присланный каталог.
К началу девяностых нашими совместными усилиями мы увеличили каталог в полтора раза, хотя особенно не афишировали свои действия, поскольку весьма чувствовалось давление из Питера, где определённая команда почитала себя, богами календаристики, а остальных, тем паче москвичей, не считала нужным вообще замечать.

В 1991 году один прекрасный человек из клуба начал делать мне альбомы для видов города на Неве. Вот тогда календари заиграли! Слава Богу, он и сейчас жив и здоров. Его зовут Иван Сергеевич. Недавно он мне сделал для моего Питера новые альбомы – таких для Ленинградских календарей ни у кого нет и никогда не будет, как не будет ни у кого и никогда таких золотых рук.

В середине девяностых Павлей из-за болезни стал отходить от коллекционирования, а для меня это время было расцветом моей «Ленинградской» коллекции. Я начинал говорить о своём видении этой темы во весь голос, но многим мои откровения пришлись не по душе, и питерские фанаты нашей общей темы разорвали со мной все отношения. Правда, я не переживал.
Конец 90-х, начало 2000-х ознаменовались приходом ко мне 4-х или 5-ти очень крупных коллекций,
больше похожих на обширную подборку дубликатов. Но именно эти, якобы одинаковые, календари
позволили мне дополнить коллекцию не только разновидностями, но и выпусками, упущенными из виду составителями Ленинградского каталога. Жаль только, что поделиться новостями было практически не с кем. Мой друг в начале 2006 года ушёл из жизни, ушёл из жизни и единственный человек из Питера, привозивший мне календари – по стечению обстоятельств тоже Анатолий.
Так я и не смог громогласно объявить всем, что называть одно из направлений календарных изображений «офсетом» было проявлением максимальной необразованности. Графика, рисунок, живопись, фотография – все это способ изображения. Офсет, металлография, глубокая печать – способ печати. Называть одно направление по типу изображения, а другое по способу печати – предел вышеуказанного термина. Тем более, что само название фабрики гласило, что она никаким другим способом печати, кроме офсетного, печатать свою продукцию не может. А название направления можно было сделать «фото», т.к. все календари шли либо фотографиями, либо фотоколлажами, и только в самом конце деятельности предприятия было сделано 2 десятка календарей штриховочным рисунком, имитирующим фотографии. золотых рук.

В 1979 году появились календари под названием «Ленинградские силуэты». В 1991-92 гг. добавилось ещё одно направление: «экслибрисы». А в 1995-2003 гг. снова появилась графика, после чего фабрику, которая с 1968 года называлась Ленинградским комбинатом цветной печати, закрыли. С тех пор она стоит бесхозная, разрушается и, числясь архитектурным памятником, тем не менее никому не нужна.

Начиная с 1960 г. по 2012 г. я собрал 3400 календарей по теме, названной мною очень длинно, но единственно правильно и уважительно: «Календари карточного формата с видами Ленинграда (Санкт-Петербурга) и его окрестностей, выпущенные с 1961 по 2003 год включительно Ленинградской фабрикой офсетной печати № 3 (ЛФОП3), переименованной в 1968 году в Ленинградский комбинат цветной печати» (ЛКЦП), Для себя и друзей сокращённо: «Карточный Ленинград». Календари эти действительно размером с игральные карты, т.к. фабрика ещё с царских времён была основным изготовителем игральных карт, а в
60-80 гг. прошлого века один или два календаря вкладывались в карточные колоды.
По обобщённым данным, которые у меня имеются, коллекции не хватает где-то 180-190 календарей. Но это очень примитивный подсчёт. Так как, даже занимаясь этой темой полвека, оцениваю свои знания в 10-20% от истины и полагаю, что абсолютной истиной владеет лишь сам Господь.

То, что творилось на фабрике, не поддаётся никакой нормативной лексике, никакому разумному объяснению. А вот о том, что представляет собой продукция ЛФОП-3 (ЛКЦП), я хочу рассказать подробнее, хотя не уверен, что сегодня, ушедшая в прошлое, тема кого-либо взволнует. А уж обсуждать её в Москве попросту не с кем. Здесь есть только один коллекционер, к которому по описываемой теме не относится: «Кто там?» – «Почтальон Печкин!», «Кто там»…

Правда, сей муж не собирает виды Ленинграда, но зато «Ай Кью» у него самого высокого уровня. Итак, начинаем с описания направлений:

  1. Графика старая – 1962-68 гг., 1971г., 1973-74 гг., 1976 г., 1979 г.
  2. Графика новая – 1990 г., 1995-2003 гг.

  3. Фото – 1961-62 гг., 1967-99 гг.

  4. Силуэты – 1979 г., 1981- 95 гг., 2000 г.

  5. Экслибрисы – 1991-92 гг.  *

Первыми календарями были выпущенные в 1961 году 3 календаря с фотоизображениями, затем 1 фотографический вид в 1962 году, после чего пошла на 7 лет графика. Поэтому поговорим вначале о ней.

1962 год.Первая графика – «Скульптурная группа на Аничковом мосту». 5 разных цветов, ещё десяток оттенков, разные выходные данные, и самое главное – надпечатка на одном из календарей: «Ленинградская база Канцбумтоваров». Этот календарь попал в мою коллекцию в 2011 году. Его не было и в упоминавшемся каталоге из Питера. Жаль только, что календарь с надпечаткой не идеального состояния, но, думаю, второго такого же мне не дождаться, поскольку, может быть, мой экземпляр – единственный. Ведь что есть надпечатка на календаре? Какое-то Питерское предприятие праздновало какой-то юбилей. Профкому поручали купить сколько-то календариков и в ближайшей типографии сделать надпечатку. Дёшево и удобно. Можно подарить всем сотрудникам и начальству. Каким был тираж надпечаток, где они
делались – в подавляющем большинстве случаев коллекционерам известно не было. И появились в моей коллекции надпечатки, о которых, 5 десятков лет собирая эту тему, я даже не слышал. По своей ценности в мире календаристики эти надпечатки – как самые редкие марки в филателии. Но примитивен календаристский мир. Если за обычный календарь графики в лучшем случае заплатят 100 рублей (при идеальном состоянии), то за подобный раритет, поморщившись, могут предложить 200. И то в Питере, не в Москве, где, услышав такую цену, впадут в истерику. Это примерно, как в филателии за марку, стоящую 100000 долларов, предложат тысяч 10 рублей и удивлённо-возмущённо скажут: «А почему ты хочешь больше? Ты, что, столько платил?» Только у филателистов за наглость можно схлопотать по физиономии, а над станом
любителей календарей витает невидимый глазу дух, который бормочет: «Ну, почему за чёрную осетровую икру нужно платить больше, чем за кабачковую? Икра – она и есть икра!»
И вот редким, возможно единичным сохранившимся календарям нет цены ни в прямом, ни в переносном смысле. Судите сами: при тираже 100-200 тыс. экз. – 100-200-300 шт. с надпечатками, сделанными полвека назад. Сколько их, родимых, живо? Но и это не верх редкостности. Подавляющее большинство календарей, в условиях жесточайшей цензуры, проходили вначале пробные выпуски без номеров заказа. Они ставились после команды «В печать!» Сколько нужно было календарей для согласования? 5-10-15. Лист состоял из 48 или 50 шт. Согласованные календари приклеивались к документам, остальные подлежали уничтожению, как пробы. Но, как в анекдоте: «Боже, когда в России перестанут воровать?» «Я до этого не доживу!»
И сколько-то календарей выносилось. Сколько? Сколько осталось в живых? Единицы. Но судьба их такая же, как и надпечаток. Календаристика, увы, раритеты не уважает. Многие коллекционеры, при моих рассказах о необыкновенной ценности тех или иных календарей, смотрят, словно хотят сказать: «Хватит уже вешать лапшу на уши!» К сожалению, календаристика, как серьёзная наука, не сложилась. Ну, да ладно, поехали дальше.

Если посмотреть мой альбом с графикой, то непосвящённый в тонкости человек
подумает, что мне было бы неплохо сходить к психиатру, столько похожих, или вроде бы совсем одинаковых календарей идут один за другим. Но мне не нужно к психиатру – календари все разные: сзади разные номера заказов, бумага и белая, и жёлтая, у одного календаря фон – голубой, у другого –серый, у одного белая рамка, у другого чёрная, или цветная. Эти рамки тоже очень ценны. И вот если все разновидности суммировать, то у одного вида рисунка календарей будет в альбоме от 2-3 до 20-23 шт.

Ещё немного о надпечатках. В мою коллекцию год назад попал календарь 1966 года с названием «Ленинград. Приморское шоссе» зелёного цвета, но с надпечаткой: «Делегат ХV съезда ВЛКСМ», причём надпечатка была сделана дважды. Я долго думал, что это: ещё одна «неизвестная планета», или подделка? И понял, что о подделке не может идти и речи. Календарь питерский, значит надпечатку делали там. Зачем? Очевидно, для делегатов съезда от Ленинградской областной комсомольской организации. Учитывая время, когда любое печатное, да и непечатное, слово находилось под колпаком КГБ, ясно, что сия надпечатка была согласована со цензурой. Но почему она двойная? Как это получилось? Есть ли одинарная? Вопросов много, ответов нет и не будет.

Все календари графики выпускались просто покрытые краской. Но несколько штук, согласно питерскому каталогу, были целлофанированные. Каково же было моё удивление, когда в течение нескольких лет я получил графику, покрытую лаком, да ещё с двух сторон! Календари, покрытые лаком, пойдут с 1967 года, с фотоизображениями, и лак будет только с лицевой стороны, а здесь с двух сторон, да ещё в 1965 году! Ответа нет.

Вообще, календарей 60-х годов сохранилось очень мало. Когда они появились, то начали раскупаться в первую очередь женщинами, т.к. на бумажных поверхностях было легко делать свои сокровенные пометки. Но, поскольку женщины тех лет были несравнимо целомудреннее, то использованные календари уничтожались. В 70-х годах появились целлофанированные календари. На них делать пометки значительно тяжелее, а другие Ленинградские фабрики продолжали выпускать бумажные календари примерно таких же размеров, и внимание потребителей переключилось на продукцию 1-й и 2-й
фабрик офсетной печати. В 1969 году графика временно прекратилась. В 1971, 1973-74 гг. появилось некоторое количество календарей графики, но сомнительного происхождения, т.к. сзади не было вообще указания изготовителя. В 1976 году было 3 (по моему наличию) разного цвета календаря повтором рисунка 1966 года «Карельский перешеек», но тоже без каких-либо выходных данных. А вот в 1979 году ЛКЦП выдал настоящее чудо,
повторив календарь 1966 года «Академический театр драмы им. Пушкина». И все 7 шт., что у меня есть, повторены в разных цветах, пробами без номера, двумя типами надписи театра, двумя типами надписи выходных данных. Утверждать, что у меня полный набор 1979 года, не берусь, наоборот мечтаю, чтобы мне кто-нибудь привёз ещё что-нибудь из этой группы. На этом графика тех лет закончилась. По моим данным, её календарей вышло немногим более 500, в том числе сомнительных – 29 шт. А с 1967 года и по 2003 год выходили календари других направлений, в том числе и «фото» (термин «офсет» больше не употребляем). Первые календари появились в 1961 году. Я уже их описывал.

В 1962 году вышел календарь с Александрийским столпом, с двумя пробами без выходных данных. Следующие календари появились в 1967 году. Они в разных вариантах воспевали 50-летие революции. А в 1969 году вышел календарь с изображением Адмиралтейства. В 2012 году мне достался сей календарь с надпечаткой «ВНИИТ», о которой никто из собиравших карточные ленинградские календари не слышал. Говорить, насколько он серьёзен, излишне. Вот в этом направлении проявилось столько чудес, что если их все подробно описать – будет роман. При невероятных тиражах, доходивших до 1 млн., было невозможно сделать всё сразу, приходилось добавлять краски. Но, зная известное несоответствие написанного и фактического, можно было не чесать голову при виде 4-6 календарей одного рисунка, но практически разных цветов: от жёлто-зелёного до голубовато-фиолетового. А у многих календарей первых лет сзади была линейка, причём то слева, то справа. Эмблемы типографии были рядом с табелем то бронзовка, то серебрянка, то этих эмблем на таких же календарях не было вообще. То надписи, или выходные данные, или весь численник были выполнены коричневым цветом вместо традиционного чёрного. Но особый шарм направления – пробы. Десятки проб с номерами заказов, но с характерными для этого вида проб крестиками, разметкой или отдельными пропусками в выходных данных. Десятки безномерных проб с нолями вместо цифр.
Десятки проб без каких-либо выходных данных, и главное – сотни цветовых проб, сделанных неизвестно зачем одним или двумя цветами. Самое интересное, что у тиражных календарей сине-зелёных тонов, в которых нет места красной гамме – цветовые пробы жёлтых, красных, оранжевых, сиреневых цветов. Смысл непонятен, как непонятно количество цветовых проб, которое по одному виду календаря достигало в конце 70-х, начале 80-х 24 шт!!!
В 70-х – 90-х гг. комбинат выпустил значительной количество календарей «под заказ» различным организациям, Если говорить только о тех, которые использовали для своих визиток виды Ленинграда, наберётся несколько десятков. В этом перечне: Гостиницы, Дом Дружбы и Мира, Ленинградский метрополитен, Ленинградская организация Динамо, Ленэнерго, Госстрах, Пожарная охрана, Ленинградский Аэрофлот, Объединение Ленинградских музеев, Лентрансагенство и даже Энергомашэкспорт.

Мне, в принципе, были безразличны заказчики, лишь бы выполнялись три условия: карточный формат, виды Ленинграда и указание ЛКЦП. И все эти календари милые и хорошие, но равные среди равных. А вот тем, кто собирает какие-либо другие темы, даже видение «заказных» календарей причинило бы страдание. Календарь для Энергомашэкспорта был выпущен еще и пробный без выходных данных, но с дополнительным рисунком на лицевой стороне. Календари Аэрофлота выходили то многочисленными пробами, то разных цветов одного и того же рисунка. Некоторые календари, сделанные для гостиниц, были новых оригинальных рисунков, безномерных проб, так и не ставших тиражными. Полагаю, что большинство коллекционеров всё упомянутое в глаза не видело. Но сегодня это не велик грех, если уж многие собиратели, устав быть коллекционерами, перестали искать календари по всей Руси Великой, а с упоением занялись изготовлением самоделок-табельков, никакого отношения к календарям не имеющих. Плохо только то, что если количество табельков зашкалит, то календаристику можно будет смело переименовывать в табелистику, хотя уже сегодня отдельные граждане из числа потенциальных пациентов психбольниц решили выпендриться, переименовав календаристику в филотаймию и совместив несовместимое: греческое слово «филос» и английское «тайм», т.е. «любовь к часам, от наручных до настенных», но никак не любовь к печатной продукции. Ну, да Кащенко им судья!

Начиная с 1995 года направление «фото» начало чахнуть. В том году вышло 2 календаря, в 1998 году – 1, и в 1999 году 3, без указания ЛКЦП. Всего «фото» вышло около 1250 шт., из них – около 400 проб разного типа. Отличные фотографии великого города и его окрестностей до сих пор вызывают желание ими любоваться. И если графика – всё-таки скорее искусство, то фото – живое общение с городом, в котором я лет 20 подряд бывал по 2-3 раза в год.
В 1979 году появились необычные календари. Какие-то смазанные изображения, как будто в дымке, или в сумраке, или в тумане. Очертания города, но не фотографические. Я так и не выяснил, как получались календари направления «Ленинградские силуэты».
Это направление побило все рекорды многокрасочности. Один рисунок – десяток цветов, три варианта почти каждого цвета (тёмный, средний и светлый), десятки оттенков. Есть выпуски, насчитывающие сотню календарей одного рисунка. Огромное количество проб. Значительная их часть чёрного цвета, но были и цветные. Почти все пробы без выходных данных. Самая значимая редкость – безномерные пробы 1979 года. Их – 8 шт. У меня – 5. Вряд ли найду остальные. Это – «Дворцовый мост» и «Ростральные колонны». Есть и нечто уникальное по 1982 году. Нормальному восприятию сие явление не подвластно. В 1980 году на 1981 год в направлении «фото» был выпущен календарь с памятником Петру I, с заказом № 2253. На 1982 год в направлении «силуэты» была выпущена целая серия из 6-ти сугубо силуэтных видов, по 5-6 цветов каждого. На всех – выходные данные были полностью повторены с календаря № 2253, за 1981 г. Как можно было на календаре с памятником Крузенштерну выдать надпись «памятник Петру I»? Загадка! Их у меня – 24. Сколько всего – знать не дано. Есть и ещё нечто интересное: в 1989 году на нескольких цветах памятника Крузенштерну, а в 1991 году на чёрном цвете Ядра у Ростральной колонны, были пририсованы красные флаги, соответственно на корабле 19 века и на Ростральной колонне!!! И уж совсем весело, когда встречаются календари с нанесёнными поверх изображения или табеля символами игральных карт.

Это направление буйствовало до 1994 года. В 1995 году вышел только 1 календарь и то пробный. В 2000 году была выпущена последняя серия. Всего силуэтов было 1200 шт.
В 1991-92 гг. прошёл небольшой выпуск календарей с книжными знаками (экслибрисами) из серии Ник. Стрижака «Мой Ленинград». Выпуск ничем не примечателен, если бы не то, что все календари выходили сдвоенно: тёмного и светлого цвета одного и того же рисунка. Но в этом направлении вдруг оказались пробные календари в количестве 16 шт, четырёх разных цветов, не имевших ничего общего с тиражными. Попали они ко мне в 2010 году, больше я их не видел. Число экслибрисов с пробами – 50 шт. В 1990 году появился какой-то пробный невзрачный календарь с изображением выставочного зала. При внимательном осмотре вместе со специалистами было установлено, что это графика.

А в 1995 году на меня обрушилась лавина графики, повторившей рисунки 60-х годов. Ещё большее количество цветов, оттенков, разных номеров заказа одного и того же вида календаря, разных цветных рамок. С 1996 года комбинат стал выпускать графику новых рисунков и немного повторов 60-х годов. Среди оригинальных рисунков были необыкновенно красивые и редкие. Были и курьёзы: на десятке календарей 1999 года с абсолютно одинаковыми выходными данными, где-то было написано: «Глинка М.И.», а где-то просто «Глинка»! Много календарей вышло вообще без численника, видимо было лениво приклеивать табель к пробе. Всего новой графики по 2003 год включительно вышло 420 шт, из них – 120 пробные. В 1970 – 2000 годах ЛКЦП выпустил неподсчитанное число календарей и по другим темам: реклама, спорт, печать, виды других городов, украшения и так далее. Сколько их – я не знаю. Никогда ими не увлекался и не брал даже для обмена.

Сегодня у меня 8 первоклассных альбомов фирмы «Марини Альфа 305» с разделанными Иваном Сергеевичем файлами фирмы «Бантекс». Великолепные итальянские папки + изумительные, антистатические датские файлы своей роскошью не только не затмевают, но наоборот, подчёркивают скромное величие простой бумажной продукции, посвящённой одному из прекраснейших городов мира – Ленинграду-Санкт-Петербургу. И как жаль, что в 2003 году, на 194 году существования оборвалась жизнь хорошего полиграфического предприятия, и оборвалась, скорее всего, навсегда.

2013 г. Москва


1964_Художник_РСФСР_1271

1964_Художник_РСФСР_1271

1964_Художник_РСФСР_2312з

1964_Художник_РСФСР_2312з

1965_Художник_РСФСР_215

1965_Художник_РСФСР_215

1968_Художник_РСФСР_635

1968_Художник_РСФСР_635

 1972-LKCP_2

1972-LKCP_2

 1978-LKCP_1

1978-LKCP_1

 1980-Aeroflot-Leningrad-1

1980-Aeroflot-Leningrad-1

1980-Aeroflot-Leningrad-1

1991-Aeroflot-Leningrad-1

1980-Aeroflot-Leningrad-1

1991-Aeroflot-Leningrad-1


 

Комментарии Дмитрия Малявина к статье Дрейшпуля В.М.

 

Виктор Моисеевич Дрейшпуль – один из старейших коллекционеров Москвы. Его основные темы – календари ЛКЦП, железные дороги и храмы России. Но в последнее время он сосредоточился на Ленинградских календарях.

Статья Виктора Моисеевича очень интересна тем, что в ней рассказывается, как начиналось увлечение. У каждого свой путь к коллекционированию, но, как мне кажется, в чем-то они похожи – ведь коллекционирование, это черта характера, и проявляется она в сходных условиях.

А еще статья Виктора Моисеевича очень интересна тем, что она затрагивает тему, которую уже мало кто собирает, и в то же время чрезвычайно интересную. Собирают ее серьезно немногие, потому что сейчас уже практически невозможно подобрать эту тему более или менее прилично, если только не появится возможность купить ее целиком при распродаже старой коллекции. Большая часть календарей встречаются крайне редко, особенно до 1966 г. А приличных коллекций даже и в свое время существовало немного пяток в Питере и столько же в Москве, но московские, как правило, слабее питерских. А сейчас я уже боюсь сказать, сколько коллекций уцелело.

Ленинградская графика, – так ее чаще всего называют, – вызвала всеобщий интерес прежде всего, по моему мнению, своей близостью к гравюре. Разумеется, это офсетная печать, на сами рисунки… В основном они принадлежат прекрасным и широко известным питерским художникам, таким как, например Остроумова-Лебедева – художник мировой известности.

Виктор Моисеевич Дрейшпуль – один из старейших коллекционеров Москвы. Его основные темы – календари ЛКЦП, железные дороги и храмы России. Но в последнее время он сосредоточился на Ленинградских календарях.

Итак, До сих пор непонятно, почему эти рисунки решили печатать в разных цветах. Скорее всего, на такую мелочь, как эти календари, шли остатки краски, не очень заботясь, что в одном и том же заказе были календари разного цвета. В результате, это дало коллекционерам возможность окунуться в романтику поиска. Ленинградские коллекционеры, в большинстве своем, патриоты своего города, стали активно собирать и подбирать варианты, и вскоре появились крупные коллекции Ленинградской графики. Появились они и в Москве.

Но дальше произошло то, о чем Виктор Моисеевич умалчивает. Начался бум. Цены на календари Ленинградской графики резко поползли вверх – слишком велик был спрос (надо еще иметь в виду, что и коллекционеров в те времена было больше). И это вызвало появление новоделов. Двое предприимчивых коллекционеров, работавших на ЛКЦП, нашли исходники некоторых календарей 60-х годов и уже в 70-х начали подпольно печатать старые календари со старыми таблицами, иногда меняя их в разных вариантах, при этом иногда используя краски, которых не было в выпусках 60-х годов. Появились даже календари, напечатанные золотой или серебряной красками. Правда, календари эти тогда были известны всем именно как новоделы. Это не скрывалось и, даже, попало в ленинградский каталог. Тем более, что хотя при печати использовались подлинные матрицы, но они были изношены, и шрифт часто утолщался и расплывался- это чаще всего и являлось признаком новодела. Тем не менее, даже зная все это, коллекционеры, в том числе и я, с удовольствием клали эти календари в свои коллекции. А сейчас вряд ли кто вспомнит об этой истории, а календари-новоделы так же редки, как и настоящие.

Виктор Моисеевич делит календари ЛФОП3-ЛКЦП на графику, «фото», силуэты и экслибрисы. «Фото» – на мой взгляд, не совсем верное название, так как кроме фотографий, календари содержали и рисунки, но это не столь важно. А вот зачем выделять экслибрисы, которых было выпущено всего-то пару десятков, мне непонятно. Зато, особняком стоят так называемые «ленинградские силуэты». Сколько их по вариантам цвета, не может сказать никто – оттенки цвета каждый воспринимает по-своему. Но эти календари редкостью не являются, хотя подобрать приличную подборку сложно из-за количества вариантов. О графике 90-х годов и говорить не хочется – повтор 60-х годов, но получившийся, почему-то, грубо.

Когда же кончился выпуск графики, вышеупомянутые предприимчивые коллекционеры наладили новый календарный бизнес. При печати многоцветных изображений последовательно происходит печать тремя красками. Так вот, раздобывая брак или пробные оттиски в одном цвете, представляли их как своеобразную графику, а пропуск одной краски, как брак, ценность которого сравнивали с филателистическими материалами. Вначале коллекционеры охотно включали их в свои коллекции, но позже разочаровались и перестали ими интересоваться. В филателии печать марок, как и банкнот, проходит под жестким государственным контролем. Брак актируется и немедленно уничтожается. Поэтому в филателии бракованная марка – это большая редкость и интересна, как ошибка государства. А в календарях это не контролируется, и брак никакой редкости и, соответственно, интереса не представляет.

А вот то, что мне не понравилось в статье, это откровенно ее агрессивный характер. Коллекционирование как раз и интересно тем, что каждый находит в нем своё. Один любит любоваться красотой, другой – собаками или кошками. Кто-то предпочитает поиск редкостей или неожиданных подходов к избранной теме. При этом каждый определяет тот круг календарей, которые он включает в свою коллекцию. И каждое собрание имеет право на существование. Поэтому, если мне не нравятся частные выпуски, я их просто не беру, но не осуждаю других за интерес к ним.

Описанные Дрейшпулем надпечатки на календарях, это для меня, несомненно, крайне интересны. Но рассматривать их в денежном выражении смешно. Дело в том, что цена любого предмета зависит только от спроса, и никоим образом от редкости. Пример. Если я нарисую рисунок, то он будет столь же уникален, как и рисунок Леонардо или Митьков. Однако, цена им будет разная. При этом мой не будет стоить ни копейки, Митьки что-то будут стоить в сотнях рублей и покупка рисунков Леонардо да Винчи обойдется покупателем в миллионы евро.

И, в заключение, несколько слов о пробниках. Выпуск любого календаря начинается с пробника. Но если в наше время такой календарь не отличается от обычного, то в советское время так было не всегда. Дело в том, что сперва пробник должен быть представлен в Цензурный комитет, и лишь после получения разрешения можно было начать печать. Чаще всего, на пробниках календарей с целью экономии сетки не печатали, и поэтому назвать их календарями нельзя. А вот, к примеру, пробники календарей Внешторга, часто представлялись в бумажном виде, иногда даже в виде двух бумажек – рисунка и таблицы. И лишь потом тираж проходил процесс ламинирования и календари запечатывались в прозрачный пластик. А пробники этих календарей время от времени встречаются. Все они редки, если не сказать, уникальны. Но особого интереса и ажиотажа, тем не менее, не вызывают даже у таких корифеев Внешторга, как Ильин или Князев. В моей коллекции есть гораздо более интересные пробники. Это календари отдела периодики Межкниги на 1980 г. с Олимпийским Мишкой. Дело в том, что они были представлены на пластики, но с целью экономии такой большой выпуск решили традиционно заказать в бумаге. И вот, на пластике остался лишь один единственный комплект пробников, половина которого в моей коллекции. Остальные разошлись по сотрудникам Межкниги, и дошли ли они до коллекционеров, Бог знает. Календари уникальны, но многие ли захотели бы их приобрести за очень высокую цену.

А вот с пробниками календарей ЛКЦП вопрос интересный. Как правило, пробники печатались либо без выходных данных, либо с нулевым номером цензурного разрешения, так называемого «лита». Лит состоял из буквенного кода и номера разрешения. Для Ленинграда это была буква «М». Таким образом, на пробниках могло стоять «М 00000». Однако и здесь прослеживалась деятельность бизнесменов из ЛКЦП. Часть так называемых редкостей были искусственно созданными под видом пробников с нулевым номером лита. Тем не менее ото было было интересно, и какие-то из этих календарей есть и в моей коллекции. Они, в общем-то редкие, но такие вещи, что называется «на любителя». Честь и хвала Виктору Моисеевичу, что он собрал большую их коллекцию. Это очень интересно многим коллекционерам, но переводить это в цены, мне думается, не стоит.

В заключение скажу еще раз, что коллекционерам интересны любые воспоминания о своем времени, о своем собрании, о тематике и поиске. И в этом отношении статья Виктора Моисеевича бесценна.


!!! Материалы предоставлены авторами и размещены с их согласия и разрешения. При использовании материалов обязательно указание авторства и указание активной гиперссылки на сайт http://filotaimist.ru

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://filotaimist.ru/istoriya-karmannyx-kalendarej-lfop3-lkcp/

Яндекс.Метрика