Брюсов календарь

0
19

Календарь назван так по имени Якова Брюса — известного российского деятеля науки и военачальника, сподвижника Петра I. Полное название первого издания — «Календарь или месяцеслов христианский. По старому стилю или исчислению на лето от воплощения Бога Слова 1710. От миробытия 7217. Напечатан в Москве, лета Господня 1709. Декабря в день». Календарь около 200 лет был настольным справочником российских земледельцев. Также содержал астрологические «предознаменования действ на каждый день по течению Луны и Земли».

Хотя авторство Календаря приписывается Брюсу, настоящим его составителем является библиотекарь и книгоиздатель Василий Киприянов, о чём гласит заглавие на первом листе:

Ново сия таблица издана, в ней же предложено вступление Солнца в 12 зодий приближно, такожде восхождения и захождения Солнца, яко на оризонт сей, тако и со оризонта; ещё же величество дней и нощей в царствующем граде Москве, яже имеет широту 55 градусов 45 минут; вычтена и тиснению предана обще, яко на едино лето, тако и на прочие годы непременно, повелением его царского величества, во гражданской типографии, под надзрением его превосходительства, господина генерала лейтенанта Якова Вилимовича Брюса, тщанием библиотекаря Василия Киприянова: мая 2-го, 1709 г.

Брюсов календарь

Первое издание «Брюсова календаря» было отгравировано на медных пластинах в 1709 году и отпечатано на 6 листах большого формата в гражданской Московской типографии, учреждённой Брюсом, и является исключительной антикварной ценностью. В России имеется всего три полных экземпляра в крупнейших государственных хранилищах — Государственном Эрмитаже (Санкт-Петербург), музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина (Москва) и библиотеке Российской Академии наук (Санкт-Петербург). Отдельные листы Брюсова календаря хранятся в Государственной Публичной Исторической Библиотеке.

«Брюсов календарь» стал настоящей сенсацией, ведь до него люди пользовались только православными святцами или месяцесловами. Святцы в новом календаря оставили, но кроме этого издание дополнили астрономическими данными и «бездной» полезной информации. Структурно он представлял собой две части: одна носила справочный характер, другая – «предсказательный». В справочной части можно было найти «Неисходимую пасхалию» (так называемый Вечный календарь Пасхи); чрезвычайно полезный для земледельцев Лунный календарь, основанный на 19-летнем цикле положения Луны. Календарь позволял изучить особенности того или иного года на основе характеристик «закрепленной» за ним планеты. Расчет положения Солнца и планет на основе 28-летнего цикла, а также Лунный цикл и сегодня используются астрологами для составления современных прогнозов.

Справочная часть включала также полезную информацию, которая в первую очередь требовалась людям торговым или путешественникам. В случае необходимости в календаре можно было найти географические координаты российских и иностранных городов, узнать расстояние от крупнейших городов до Москвы, изучить список почтовых станций, в том числе и тех, которые расположены по дороге в Китай. Кроме этого, можно было узнать расстояние от почтовых станций до Петербурга или основных европейских государств. Любознательные могли прочитать карты Петербургской и Московской губерний, в том числе и подробный план Златоглавой. Ну а передохнуть после «напряженной» умственной работы предлагалось за «изучением» гербов государства Российского.

Брюсов календарь

Но широкую популярность «Брюсову календарю» принесла вторая его часть – предсказательная, точность которой поражала. По календарю предсказывали не только погоду, но и стихийные бедствия, а также будущую политическую и экономическую обстановку в стране. Например, на 1917 год было предсказано «счастливое побоище» — «кровопролитная война между просвещенными народами», а на 1998 год – еще она «великая перемена» и «новый образ правления». «Брюсов календарь» предсказал и рождение Достоевского: в 1821 году «появится на свет человек велик», который, несмотря «на хвори телесные», сыщет славы «трудами неподымаемы». Со временем «Брюсов календарь» превратится в объемный справочник. С каждой новой редакцией в него будут включаться новые разделы, а прогнозы прошедших лет — заменяться актуальными предсказаниями на будущие годы.

Здесь можно было найти и полезные советы на каждый день: когда пускать кровь или брить бороду, когда «брак иметь» или шить новый наряд, когда строить новый дом или начинать войну, когда мыться в бане или отнимать младенцев от матери и многие другие. Например, заготавливать дрова рекомендовалось непременно в то время, когда Луна находится в Овне, отдавать детей в школы – когда в Близнецах, начинать войну – когда в Раке, выходить в море – в Водолее, обращаться с просьбами к вышестоящим лицам – в Козероге. Популярность «Брюсова календаря» неудивительна – такая точная «раскладка» жизни многим приходилась по вкусу, а «в случае чего» можно было запросто списать неудачи на злодея Брюса.

С него, получившего беспрецедентную известность «Брюсова календаря», тиснутого литографским способом впервые ровно триста лет назад, и начался не прерывавшийся ни разу ежегодный отсчет русским печатным календарям. Календарям простым и мудреным, богатым и бедным, календарям карманным, стенным, миниатюрным, аршинным…

Достоверно известно то, что календарная табулатура — продукт интеллекта, добытый не на брегах Ильмень-озера или Днепра. Заморская календаренция прикатила к нам через «прорубленное окошко» в том же тюке государева багажа, где заключались: табак, кофей, политес, фармазонство, мода на бритые подбородки, немецкие камзолы и парики.

Брюсов календарь

Новый Год император переставил с Симеона-Летопроводца (первое сентября) на первое «генваря». Приноравливая подданных к новогодию по-январски, лихо вживлял он в старорусский быт свежеотпечатанные календари. Народ, однако, роптал. Но все же «Царско уложение, что божеско веление — супротив него не попрешь». И чужестранные имплантаты узаконились, укалендарились, водворились и в присутственных местах, и в монастырских библиотеках, и в барских усадьбах, и в курной избе мужика.

Человек, чье имя «прилепилось» к главному календарю петровской эпохи — реальное историческое лицо. В жилах Якова Вилимовича Брюса (1670-1735) текла кровь шотландских королей. В кромвелевскую смуту его предки покинули родину, и отправились в далекую Московию искать счастья.

Семнадцати лет от роду прапорщик Яков Брюс участвовал в Крымских походах. Молодой самодержец и «покорный холоп Якушко Брюс» особенно сблизились во время «Великого посольства в Европу». Руководя артиллерией, он способствовал победе в Полтавской баталии, а как дипломат в 1721 году подписал договор о мире со Швецией. Шотландец выполнял поручения монарха по приобретению и переводу научных книг. Возвратившись в Россию, Яков Брюс стал правой рукой царя Петра, его, так сказать, «заместителем по науке». Он собрал богатейшую библиотеку и коллекцию редкостей.

Итак, Яков Брюс проделал карьеру от «потешного солдата» до сенатора. Однако в памяти народной его имя сохранилось в связи с титулованием календаря. Курируя все российское книгопечатание, календармейстер Брюс лично патронировал проект царевой неокалендарной реформы.

Молва приписывала соратнику петровского календареворота репутацию колдуна. Поговаривали даже, что он, в обсерватории своей, в московской Сухаревой башне, общался с нечистою силой.

Первейший вариант брюсова календаротворения — это увраж, то есть ансамбль из пяти настенных таблиц, оттиснутых с медных гравированных досок. Первый табель содержал астрономические сведения; второй — реестр праздников и краткие святцы; третий — предсказания астрологов; четвертый — бытовые «предзнаменования действ на каждый день по течению Луны и Зодий». На пятом листе — пояснение к предыдущим листотаблицам, а также графические изображения: портрет Великого Петра в окружении аллегорических знаков Зодиака, планет и времен года.

Сообщаемые подробности не случайны. Дело в том, что «первобрюс» является исключительной антикварной ценностью. Исследователи разыскали лишь три полных  комплекта: в Эрмитаже, музее имени Пушкина и в библиотеке Академии наук. Высок интерес коллекционеров всего мира к календаролистному антику, о чем свидетельствует факт продажи «Брюсова календаря» на аукционе «Кристи» в Лондоне в начале 1990-х годов.

Первые два листа вышли из стен московской гражданской типографии в 1709 году — три сотни лет тому назад. За эти три века из нутра печатных машин явился легион «брюсов» самых разных сортов, типоразмеров, листажа и массы. «Разнобрюсы» — это конгломерат однолистов, альбомов, записных книжек, брошюр.

Брюсов календарь

«Брюсов календарь» — побил рекорды по числу упоминаний в памятниках литературы: «Пошехонская старина» Михаила Салтыкова-Щедрина и «Саламандра» князя Владимира Одоевского, повести Владимира Даля и Ивана Бунина, сатира Григория Квитки-Основьяненко и публицистика Владимира Белинского, часть третья горьковской эпопеи «Жизнь Клима Самгина». Фантом календаря витает над романом Ивана Лажечникова «Колдун на Сухаревой башне», мистически неоконченным. А у Леонида Мартынова имеется «Брюсов календарь» и в прозе, и в стихах.

Благоразумно воздержимся от полного обозрения «цитат с календарем». Приведем лишь одну новогоднюю. Петербургский альманах «Волшебный фонарь» в 1817 году поместил сценку «Разносчица календарей и журналов», где «Брюсов календарь» выступил в амплуа участника церемонии празднования перехода от года старого к году новому.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here